Вся правда об оскорблении религиозных чувств

1 год назад Симеон Комментарии к записи Вся правда об оскорблении религиозных чувств отключены

В английском языке слово «humanity» имеет двоякое значение — «человечество» и «человечность». При исследовании Нюрнбергского процесса меня всегда учили, что фразу «Сrimes against humanity» можно перевести только как «Преступления против человечества». Нельзя совершить «преступление против человечности», как и против любых других моральных качеств и свойств личности.

Автор

Многие страны так и не пришли к общему мнению, что делать с религиозными чувствами, и можно ли их вообще оскорбить. В Афганистане наказывают смертной казнью через повешение. В Алжире, Бразилии, Греции, Индии, Индонезии, Израиле, Иордании, Польше, Турции и Германии богохульнику грозит от одного до пяти лет. В Судане — удары кнутом. В Ирландии, Нидерландах и Италии деяние наказуемо штрафом до 25 000 евро. В Австралии, Дании, Исландии наказания отменены.

«Поругание креста».

Парламентская ассамблея Совета Европы в Страсбурге приняла рекомендацию 1805 по вопросу кощунства, религиозных оскорблений и разжигания ненависти на основе религиозных различий и постановила, что кощунство не должно быть уголовным преступлением.

Однако вместо кощунства в некоторых европейских странах существует понятие «оскорбление религии», которое запрещено в Андорре, Дании, Германии, Греции, Исландии, Испании, Италии, на Кипре, в Литве, Польше, Португалии, России, Словакии, Турции, Украине, Финляндии, Хорватии, Чехии и Швейцарии.

«Я знаю православных, которых оскорбляет крестовина в раковине, мол, смываешь грязь на крест Спасителя. Их же оскорбляет, если на подошве обуви насечка в виде креста. Про тех, кто оскорбляется штрих-кодами, ИНН, паспортами и лазерными фотоаппаратами, и говорить нечего. Причем они убеждены, что это делается специально врагами Христа и слугами антихриста… Поскольку в законе не сказано, что истцом могут быть лишь религиозные организации, то для суда будут значимыми голоса тех граждан, что считают себя пострадавше-оскорбленными, а не отрезвляющие заявления официальных спикеров церкви. Кто и как докажет светскому суду, что эти граждане не являются адекватными носителями «традиционной религии?» — писал диакон Андрей Кураев в своём блоге в ЖЖ.

«Чувства» и «оскорбления»

«Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, — наказываются…» — говорит нам статья 148 УК РФ «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий». Но что есть «чувство» и как его измерить? Кто может проверить факт оскорбления моих религиозных чувств? Как оценивать диаметрально противоположные чувства групп верующих с тонкой душевной организацией и обычной?

Кроме того, само понятие «оскорбление» определено в Уголовном Кодексе как «умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме». Но вот границы «неприличного» — никто не оговорил. Святитель Афанасий Великий писал: «Неприлично было, чтобы однажды сотворенные разумные существа погибли и обратились в небытие» (Слово о воплощении). А ведь недавно светский суд приговорил жителя г. Сочи к штрафу за… нарушение церковного догмата 787 года.

Такого рода нелепости в законах Российской Федерации создают удобренную почву для всевозможных нарушений, злоупотреблений и коррупции. «Закон, что дышло, хе-хе, — забубнил Ездаков, — куда повернул — туда и вышло. Законы пишут в канцеляриях. На бумаге всё гладко, хорошо…» (В. Я. Шишков, «Угрюм-река», 1933 г.).

Назад к революции

И снова помянем «Матильду» и вмешательство РПЦ в дела нецерковные. «Это какой-то позор!.. Я благодарен людям… которые, соблюдая свои нравственные устои, отторгают посягательства кощунников, попирающих веру других людей» — пишет православный блогер-неофит. К сожалению, блогер забыл «уроки Октября», к которому привели как раз активное сращивание Церкви с госаппаратом и государственное регулирование церковных норм и правил. «Скоро снова нас вешать и расстреливать начнут» — грустно ответил на похожее высказывание один из пользователей нашего форума. «Русская православная церковь становится все больше похожей на вспомогательное государственное ведомство по идеологии. Накануне годовщины большевистского переворота в 2017 году, увы, начинает казаться, что история готова вновь повториться» — написал в своей статье Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции «Коммерсант FM». А епископ Душанбинский и Таджикистанский Питирим прямо заявляет: «Сейчас ситуация схожа с той, что была накануне революции 1917 года«.

Однако нужно помнить, что 148 УК РФ не защищает самих верующих и Церковь. Может ли повториться 17-й год? — Не только может, но и обязательно произойдёт, — считает Алексей Ильич Осипов, профессор МДАиС.

Когда я был совсем мальчишкой, в два раза моложе чем вы, слышал, как говорили монахини Шамординово женского монастыря, это время, знаете, гонения же были, гонения, хватали, в тюрьма сажали. И они с великим сомнением рассуждают между собой: «А ведь последние оптинские старцы говорили же, что опять откроют церкви, откроют монастыри». Я видел, с какими они неверием даже: как же они говорили, оптинские старцы, о чём они говорили, что опять откроют церкви и монастыри. И прибавляли эти оптинские старцы: но не надолго.

Итоги

«Все это выглядит как та форма, которая имела место в царской России, когда чиновник обязан был хотя бы раз в год представить справочку, что он причастился. Боюсь, что мы к этому придем; мы все время стараемся достигнуть уровня церковной жизни, который был до революции – то есть уровня той церковной жизни, которая привела к революции.

Варсонофий Оптинский знаете что говорил? Революция вышла из семинарии. Митрополит Вениамин (Федченков) рисует картину того, что творилось у нас перед революцией. Где? В духовных школах. Игнатий (Брянчанинов) пишет, что творилось в наших монастырях. Феофан пишет, что творилось с интеллигенцией нашей. Оптинские старцы тоже об этом писали. Вот в чем дело. Та внешняя форма, которую мы наблюдаем, это, знаете ли, удивительная вещь. Я до сих пор не знаю, кто же «нажал кнопку», и вдруг сразу все наши руководители стали в один миг православными. По команде, знаете: напра-во! И все повернулись направо. Потом скажут: нале-во! Знаете, командующий скомандует – и все повернутся в другую сторону…» — снова рассказывает нам Алексей Ильич.

И ведь верно. Стоит лишь кому-нибудь из власть держащих скомандовать нале-во — и нынешние оскорблённые вмиг окажутся в тюрьме. Ведь мораторий на смертную казнь пока не отменили.