Слово в неделю сыропустную

9 месяцев назад о. Олег Комментарии к записи Слово в неделю сыропустную отключены

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Сегодня неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания из рая. И завтра начинается Великий пост. Всем благословение. Главное – помнить, что польза от поста должна быть, прежде всего, духовная, поэтому в меру своих телесных подвигов каждый должен определять сам, чтобы это было полезно для души, понятно, что в русле церковного понимания и благословения. И сегодняшний день также именуется прощенным воскресеньем. Знаете этот обычай. С тех пор, как монахи уходили на пост в пустыню, и возвращались далеко не все. Кто умирал с голоду, кого звери дикие, кого разбойники и так далее, поэтому просили прощения, прощались, не зная, увидятся еще или нет. И Церковь несла этот обычай в жизнь всех верующих, потому что, хоть мы и живем обычной жизнью, но какие-то такие есть вехи, когда Церковь призывает нас задуматься, извне такой толчок, потому что человек всегда что-то смутно предчувствует, что-то ожидает, что-то собирается сделать, но в большинстве случаев это все вялотекуще и откладывается на потом, потому как природа человеческая удобопреклонна к греху, сластолюбива и так далее.

Поэтому призывает всех в этот день просить прощения друг у друга, и, к сожалению, часто это получается несколько формально, когда люди как с постом – надо, и почитали в календаре, что масло можно в этот день, нельзя, и, хоть убей и в лепешку расшиби лоб, они будут добиваться того, чтобы поесть с маслом, не поесть с маслом, и вся их энергия, ментальная и душевная, начинает концентрироваться на гастрономических подробностях. Но то, что результатом является чрезмерное раздражение, недовольство, у кого гордыня, у кого еще что-то – это так. Но исполнить, исполнить, исполнить. И, похоже, как больному прописали немного физкультуры, но он где-то прочитал памятку с другого отделения, что там надо 40 отжиманий, 50 приседаний и 25 раз обежать вокруг корпуса, и он решил, что его здоровье зависит только от этого, стал так делать, и в судорогах скончался. «Заставь дурака Богу молиться» — известная поговорка. Чтобы нам не быть такими дураками, а молиться Богу с умом и правильным сердечным настроем. И как мы в Евангелии читали и апостольском послании, здесь хороший критерий – не осуждать ближнего, который часто являет собой мерзостную картину, и оскорбляет всякое наше существование и представление о людях. Но мы не знаем, почему бог так много сотворил всяких гадов и прочих существ, но они есть, и все. Все дело в нашем отношении, как мы будем. Но и так же, как мы относимся к другим христианам, каким-то ближним и прочее, сказано: «Ты кто есть, судящий чужого раба? Все рабы Божьи. Ты кто есть? Кто поставил тебя судить и надзирать?».

Есть где-то епископ или патриарх, его более-менее Бог поставил, если он сам не шибко старался, он там что-то надзирает в меру своей компетенции, а каждый из нас надзирать должен за собой и над тем, над кем нас поставили. Это наши дети, зависимые от нас люди, чтобы был порядок, где-то на работе — как-то так, в свою меру. Остальное от лукавого, потому что когда начинает человек хорошо поститься, а потом видит, что кто-то другой не постится, и его это очень как-то задевает, доставляет ему прямо страдания. Пусть он явно не проявляет свой гнев, но начинает очень сильно печалиться о душе того человека, за родственников опасается: «Ой, как бы? Беспокоюсь о его душе». Кто ты такой, беспокоиться о чьей-то душе? Сам он побеспокоится о своей душе как-нибудь, и Бог на то есть – разберется с ним. О своей беспокойся. И так далее. Поэтому и в прошлое воскресенье, и в это в апостольских посланиях Павел пишет: «Кто может так кушать, имеющий крепкую совесть, верующий, что можно все есть, ест все.

Неверующий не ест. Имеющий слабую совесть, нуждается в подпорках. Не надо осуждать ни того, ни другого – кому как полезно». Поэтому суть поста – немного ослабить напряжение наших телесных влечений, дать душе немножко свободы от плоти, нарушить привычный порядок жизни, и помочь себе в концентрации. Это сродни тому, как спортсменов готовят к соревнованиям. Они воздерживаются от пищи, питья, гулянок, интимных отношений, от всего перед соревнованиями, и это не называется каким-то страшным фанатизмом, когда говорят, что «Церковники людям что-то запрещают», потому что понятно, что если человек не накопит энергию, то у него ее не будет в нужный момент, он не сможет ее сконцентрировать, она так вялотекущим образом и будет рассеиваться. Но перед боем нужно собраться. Так и здесь. Пасха, она же великое духовное торжество, и как раз самый большой, великий и длинный пост приурочили к Пасхе, чтобы мы, собравшись духовно, сконцентрировавшись, помолившись, пришли в пасхальное торжество обновленными. И так каждый год, каждый раз, такой стимул извне.

Церковь говорит: «Все, ладно, кто собрался, только не собрался, давайте сейчас уже начнем. И перед этим нелицемерно попросим прощения у ближних, но не будем досаждать тем людям, которые не готовы услышать наши раскаяния», а то бывает такое: человек хочет исполнить заповедь просения прощения, и начинает названивать всем, кому не попадя, а люди многие не готовы его не то, что прощать, а даже слышать о нем не хотят. «Здравствуйте. Я вот хочу попросить прощения» — «Ну, что у вас там, безумцев, прощенное воскресение на дворе, и ты тут галочку хочешь поставить? Поди лучше на субботник сходи комсомольский». И правильно отвечают, потому как к месту должно все это быть. Кто-то готов услышать, а кто-то, наоборот, ждет: «Ага, сейчас прощенное воскресенье, сейчас они заерзают и начнут перед богом елозить, досаждать прочим гражданам». Поэтому надо все делать деликатно, а не так, что во исполнение заповедей. Сейчас никого не вдохновляет, что ты исполняешь заповедь, и другого человека в это вовлекаешь, поэтому с разумением.

Дар духовного рассуждения – это наивысший дар, по стяжать его мы должны всем опытом своей жизни. Все же, для тех, кто готов нас услышать, мы вслух скажем. Кто не готов – мысленно попросим прощения, помолимся за них. И также я прошу прощения у всех вас, таких немногих, но верных прихожан. Простите меня, грешного. Я вас, естественно, тоже прощаю. Есть за что даже кого. И храни всех, Господь. Слава тебе, Боже. Слава тебе, Боже. Слава тебе, Боже.