Слово на Троицу

3 месяца назад о. Олег Комментарии к записи Слово на Троицу отключены

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Дорогие братья и сёстры, поздравляю всех с праздником Святой Троицы, Пятидесятницы иначе — сегодня пятидесятый день по Пасхе. Мы читали деяния святых апостолов от Иоанна, как происходило это дело — апостолы сидели в горнице после вознесения Христова, так же как вот историческая канва сохраняется в евангельском повествовании. Десять дней назад праздновали вознесение Господне, и вот апостолы находились в ожидании, никуда не расходясь: в ожидании Духа. Потому как сказано у евангелиста, что не был Дух Святой в мире, пока Христос не был прославлен. Не было возможности, не было доступа людям. Для этого нужно было, чтобы Христос исполнил то, что было необходимо: пострадал, проповедовал, принял мученическую смерть, умер и воскрес. И только потом Дух Святой смог войти к грешным, но уже преображённым смертью — воскресением Христовым. И в виде огненных языков — мы читаем — сошёл Дух на апостолов — это просто вот такое сравнение — и они стали говорить на разных языках. Люди — особо описывается, как люди разные приходили, перечисляются эти народы, как они приходили. И действие Духа породило возможность говорить на разных языках. Суть в том, не просто как полиглоты, многознающие, а суть в том, что каждый услышал слово Божие на своём родном наречии. То есть что — они же не выучили синтаксис и грамматику мгновенно — как это могло быть?  То есть Дух вот таким сверхестественным образом, интуитивным каким-то и прочим — давал человеку знания — в бессловесной форме, но минуя обычный способ передачи. И каждый слышал на своём, ощущал, понимал, очень близко, потому что Дух Божий знает человека изнутри. Не только снаружи, но и так, каков он есть. И когда мы говорим: «Святая Троица», вот у нас икона лежит посередине — сейчас это почти во всех храмах кладут, икону Андрея Рублёва, такую  «вершину русской иконописи» и прочее. Сам сюжет — три ангела и между ними чаша. Вот чаша как раз — она символизирует Чашу евхаристическую. Поэтому я могу так сказать, что не стоит ходить просто так в Церковь и не причащаться. Ну если только какие-то особые причины, смертные грехи, какие-то вообще там раздирают конфликты или просто находишься в таком состоянии озлобленном, что не можешь. Если более-менее нормально, то надо причащаться, иначе чего пришёл — потолкался — ушёл. Чаша освящается, причащаются все верные. Иначе, когда мы поём «Верую…» — «Символ Веры», перед этим закрывается завеса и говорят: «Оглашенные, изыдите». Хотя нет, оглашенные ещё раньше выходят. Ну, всё равно. Факт в том, что тех, кто не причащался, их и не пускали на службу стоять долго. Они стояли минут первые пятнадцать, потом им говорили: «Всё, пока. Идите, готовьтесь дальше». И они шли работать на прихрамовую территорию. Чего, кстати, и нам бы не помешало. Там стоянка уже, кстати, некуда машины ставить, будьте осторожны при разъезде: можно было бы эту стоянку увеличить, если бы нашлись желающие, как-то срубить кустарники, поухаживать за храмом. И прочее. Это к тому, что мы имеем.

И люди, приходящие в храм, они ищут чего-то. Кто-то ищет чудес, кто-то ищет благодати, кто-то соединиться с Богом, у кого-то какие-то проблемы. И так далее. Но все сейчас, кто приходит, они приходят по какому-то внутреннему побуждению. Никто уже — кроме, может быть, остатков Западной Украины, может быть, не имеет здесь традиции ходить в церковь. Вот эти вот берёзки — дань тому, что мы прочитали в книгах, украшать храм… Остальное всё находится практически внутри нас. Но не совсем внутри, иначе мы бы могли поместить себя в некую капсулу, погрузиться в аутизм и находиться сами в себе. Закрыться в своей ванной и медитировать, пока Господь нас куда-нибудь не восхитил. Но так не получается. Так могли делать только единицы за всю историю человечества, которые жили в пещерах, как монахи — исихасты и прочие. А прочие люди, прочие человецы, они не могут так запросто -напрямую, напролом что ли — стяжать Духа Божьего, который снизошёл на апостолов. Ведь Бог явил себя Троичным Образом. Помним в Евангелии, когда при крещении Иисуса, Иисус вошёл в воду, Иоанн Креститель крестил, был голос с неба: «Сей есть сын мой возлюбленный, в нем благоволих» — Дух в виде голубя спустился с неба. Символически. Я начал говорить, что на этой иконе один сюжет — три ангела, а среди них — Чаша. Другой сюжет — крещенский. Часто вы можете в храмах, соборах больших вы можете увидеть иконы, как правило 18-19 вв., на которых изображён некий старец  с бородой, Иисус и над ними голубь.  Это так называемая «икона Отечества», которая символически изображает Святую Троицу, но она неканонична, она не имеет права на существование. Потому что Бог-Отец, его никто никогда не видел. И не нужно Его изображать  старцем и даже был Собор, ещё Стоглавый, который запретил такую икону ставить  в храм. Но — ставят во многих местах.

Единственный образ — вот только образ Святой Троицы нам явлен в этих трёх ангелах. Кто читал Библию, тот сразу вспомнит. Многие читали Библию от корки до корки? Хоть раз, чтобы прочитать? Есть такие? Один человек. Да. От корки до корки? Уже что-то. А так смешно — люди в возрасте, христиане, любой таджик подойдёт: «Ну расскажи, во что ты веришь, я тоже хочу».  — «Нуууу….». И что, про православную Русь и т. д. и т. п.? Да, поэтому надо осознать своё убожество. То, что «развращённый, богохульный, прогнивший Запад» — знает школьник — потому что им не надо бороться с «Основами православной культуры» в школе — их никто никогда не отменял, христианские предметы в школе. Они даже налог на Церковь платят. Им преподают католические монахи в школах, официально. Это к вопросу о «Святой Руси».

Так вот — то, что знают эти простые дети — у нас взрослые, ходящие годами и десятилетиями в храм, не знают. А это есть суетная вера. Она непросвящённая. Дух-то апостолов просветил. Ну, если на кого-то снизошёл Дух в виде языка, он заговорил многими голосами, языками, ему открылись тайны неба и земли — то ладно, такого человека мы оставим в покое: пусть он пророчествует, пишет священные книги и мы будем его слушать. Если же кто-то за собой не знает таких дарований, то нужно обучаться. Обучаться вере, проникать вглубь веры и прочее. Иначе вера остаётся на уровне сентиментов, ароматов, каких-то миганий свечей, каких-то берёзок и прочего вот такого вот антуража. Думаю, никто не будет строить свою жизнь с такой вот просто благочестивой традицией. Поэтому получается то, что  было давно в нашем обществе — двоеверие. В одно — верим, по другому — живём. Говорим: «Ну вот что же, да, так невозможно жить, конечно, по Евангелию, поэтому мы будем жить так». Просто отказ от христианского развития своей личности. И надо понимать, что Дух приходит к месту подготовленному. Если мы не хотим подготовить это место в себе: вот как бы своё сердце вычистить, вымыть, приготовить разум свой. Вот у нас есть Священное Писание, мы должны его читать, должны знать. У нас есть обряды Церкви, у нас есть Таинства Церкви, у нас есть богословие, у нас есть много чего — то, что человеку помогает жить христианским образом. Если он этого не делает, значит, ему либо не интересно, либо уж как-то совсем на примитивном уровне намеревается влачить своё духовное существование.

Так вот, а Дух-то как? Как быть с Духом, который мы празднуем, есть даже специальный день — Святого Духа после Троицы. Как мы Его-то будем стяжать. Серафим Саровский говорил: «В чём цель христианской жизни? Стяжание Духа Святаго». И как? Как ты Его будешь стяжать? Ну да, соблюдением заповедей. Ну да, «я не убивал — не воровал». Ну не убивал, потому что тюрьмы боишься, а не воровал, потому что тоже. И так далее. А что ты сделал положительного, когда «не»? «Я не, не» — а что в плюсе? Чем ты насытил свою душу, что ты почерпнул от Бога, как ты умножил свои таланты? У кого один пусть, у кого пять, у кого десять, но как ты их умножил? Может, ты их зарыл, они там лежат? Ржавеют, так сказать, в сырой земле наших глубин непросвещённых? Поэтому, когда мы говорим о Духе, мы должны всегда понимать, что Дух — для нас Он был извечным, но через смерть и воскресение Христово Он получил возможность войти в мир к людям. Если люди Его не принимают, то это они ставят себя тем самым вне спасительного делания, если они это отвергают, им это не надо. «Спасибо Тебе конечно, Госспади! — но мне бы тут деньжат подзаработать да шашлычка поесть и на этом ограничимся». Так у нас живёт большинство. Без обзывательств, просто констатируя факт, ведёт скотско-животную жизнь. То есть — добывает корм, изощряясь в работе, трудовых навыках; этим кормом кормит себя сам и своих отродьев; заботится о нём, как нормальное животное; получает какие-то плотские радости — и даже не только плотские: когда стая собирается вместе, им тоже хорошо друг с другом — они друг о друга греются. И на этом всё заканчивается. Потом начинает вожак дряхлеть, самки разбегаются, мелкие самцы вырастают, показывают зубы. Говорят потом: «Ох, какая семья была, она потом разрушилась». Где — Дух, где Этот Дух был? Где была душа, которая тянулась к Богу? — «Ну, мне б так прожить….». Да ты проживёшь, да куда ты не денешься? Ну не проживёшь, так помрёшь, какая тебе разница? Сколько тебе десятков лет прожить — семь, шесть или пять — велика разница, сколько. Не принципиально. Что рубль в кармане, что два. Сильно не разбогатеешь. Вопрос — как к Богу-то присоединяться будем? Об этом вопрос.

И вот Святая Троица, да, являет собой образ как раз гармонии, совершенства на этом фоне. Мы видим, что вроде ангелы, что они так вот там так сидят… Многие рисовали этих трёх ангелов. Напомню сюжет, вот уже начал говорить: праотец Авраам, с которым Бог заключил контракт — реальный контракт, договор, завет. Мы его сейчас называем «Ветхий» или «Старый». Потому что уже Новый появился. А так он был актуальным. Авраам был стар, у него не было детей. Потом он от служанки родил сына Исмаила, пошли эти исмаильские народы, так сказать, тюркские, арабские и прочие. Но он ждал. Ждал, пока Господь даст ему сына. И уже на старости лет, около ста лет — ну тогда же ещё дольше жили, в те времена — но всё равно это было невозможно: он-то в Бога верил, а жена его подхихикивала. Но тем не менее, у них родился сын Исаак. И был там оазис в пустыне, этот маврийский дуб. Если вам будут, кстати, предлагать частицы маврийского дуба, освящённого — не берите. Его растаскали за шесть тысяч лет так, что вряд ли крошки сохранились. Была дубрава, там был Авраам, в этом оазисе, со слугами и прочее. И явились три странника. А люди хотя были и дикие — люди были конкретно дикие. Авраам тогда шёл по пустыням, заходил в каждый маленький городок, говорил своей жене Саре: скажи, что ты моя сестра. Потому что если они узнают, что ты моя жена, они меня сразу убьют, а тебя возьмут наложницей. Это было в порядке вещей, потому что она была красива. И так каждый раз. И тут вот приходят три странника, и был закон гостеприимства. Вот так Бог им заповедал: гостеприимство, страннолюбие: что надо встречать странников. Помогать им, кормить, дать им, что можно и отправлять дальше. И он их встретил  хорошо, накормил, напоил, прочее, и тогда вот эти юноши — ангелы — они дали обетование, что у вас родится теперь сын. И так потом и случилось. И Авраам стал праотцем, как мы говорим, то есть отцом целого народа, нескольких народов. Авраамические религии — иудаизм, христианство и ислам. Все отсюда вышли. Разница только в том, что Новый Завет — этот уже для христиан. А вот тот Завет — тот Завет был со многими, больше половины населения Земли признают его. И дальше Авраам шёл — шёл, дальше он путешествовал, всё Господь ему обещал дать землю. Но не дал ещё тогда. Только Моисей привёл людей в Землю Обетованную, спустя поколения многие. И там встретил священника, Мелхиседека — от Бога. Он не был каким-то конкретным, там что-то… Он какая-то таинственная фигура в Ветхом Завете и Мелхиседек пошёл ему навстречу. Человек Божий. И Авраам увидел его, и сразу понял, что ему нужно делать. И он поклонился ему. Авраам, который с Богом разговаривал. Которому Троица явилась. Он поклонился ему, поцеловал руку и отдал десятину от всего, что у него было. Просто физически отделил десятину и пожертвовал. Так пошла церковная десятина в иудействе, христианстве и прочее.

Так мы плавно переходим к нашим насущным нуждам…