Проповедь на притчу о сеятеле

3 недели назад о. Олег Комментарии к записи Проповедь на притчу о сеятеле отключены

Проповедь произнесена 26 октября 2014 года.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Сегодня мы читали притчу о сеятеле, уже в который раз, но всегда и всегда и дальше, и вовеки слово Божье для нас необходимо, потому что глубины души человеческой неисчерпаемы, и на новом уровне мы всегда открываем всё больше и в себе, и в бытии, и в Боге новое. И Господь говорит притчу простую, что вышел человек сеять семя, и четыре разных типа выделяет: одно упало при дороге, другое на камень, третье в тернии, и четвёртое на добрую землю. И ученики просят истолковать, на что Иисус им отвечает, что «Да, хорошо, вам дано ведать тайны Царствия Божьего, прочим же не дано, им говорю я в притчах». Притча, ведь она обращается не к рассудку напрямую человека, а к его бессознательному. Некие образы, символы. И в человеке происходит некий процесс, который он не понимает до конца. Многие так всю жизнь проживают и не понимают, как дети. Ребёнку говоришь нечто, и он так как-то ведёт себя, чувствует, но необязательно ему говорить рациональным слогом. Он скорее даже не поймёт, если рационально. Но из этих слов Иисуса мы можем сделать вывод, что предпочтительнее ведать Царствие Божье, понимая их разумом в какой-то мере, не полностью, конечно, чем просто довольствоваться такими полубессознательными полупредчувствиями, полуощущениями и прочим, которые возникают после притчи, иначе бы Господь не разъяснял это всё, сказал «Да, довольно с вас. Ходите в таком полублаженном состоянии и предчувствуйте нечто великое». Но надо развиваться, то есть бессознательные содержания должны стать осознанными. Этот путь нелёгкий и трудный.

Но, возвращаясь к Евангелию, объясняет им Иисус, что при дороге что упало, что приходит дьявол и забирает слово Божие, и остаются они ни с чем. Что это за люди, у которых дьявол всё сразу крадёт? На камень – другое. Сразу вдохновляются, веруют, но иногда веруют, в случае же напасти отпадают. То есть так всё хорошо, да, хорошо, и Господь, и Пасха тебе, и Масленица, и все дела – так всё хорошо. Как болезни и страдания, сказать: «А! Почему я? Зачем? Всё, нет никакого Бога. Пошёл я по своим делам». И третье – в тернии, сорняки, что принимают вроде бы люди, и дьявол не украл, как при дороге, и не отпадают вроде бы сразу напасти, как на камень, но печаль, порождаемая богатством, и стяжанием, и сластями житейскими, оно прорастает как сорняки, и не даёт всходить семенам слова Божья. Для тех, кто уже уверовал в наше время, наверное, это самое актуальное, потому что у тех, у кого дьявол украл, те ничего и не поняли, они вообще в Церковь сейчас не ходят. Раньше всех заставляли, сейчас их просто, вот. Те, кто иногда верует, иногда не верует, мы их видим по большим праздникам, на всяких соборных службах, где всякие тусовки. Они появляются, как пена морская, и исчезают. Но те, кто как-то пытается веровать, тернии, борьба с сорняками занимает, наверное, больше, потому что не все богаты, но почти все хотели бы что-то стяжать, удержать, накопить, не отдать и так далее. Это одно. А второе, что житейские сласти этого века, которых сейчас намного больше, чем было раньше. Раньше только аристократия могла иметь досуг и принимать ванны. Сейчас любой колхозник и пролетарий приходит с работы, падает в ванну, ничего не делает, ещё ему кино показывают. 90% населения Земли раньше всегда работало от зари до зари, а пока не работало, нянчило детей. Некогда было расслабляться и прочее. Мы не говорим сейчас, хорошо это или плохо, просто факт. Досуг – хорошо, великое благо, но не для всех, как выяснилось. Это как с феминизмом. Боролись-боролись за освобождение женщин, освободили так, что теперь уже никто не радуется. Или как со строительством коммунизма. Все мы хотели равенство, братство, истребили чуть ли не полстраны, зато построили Днепрогэс и тому подобное. То есть какими средствами достигается цель, и так далее.

И в погоне за тем, что предлагает мир – а он предлагает ещё больше, ещё в советское время критиковали общество потребления, а теперь оно у нас, – человек вожделеет, он жаждет чего-то. Оно ему не надо, но он хочет. Причём это желание чаще всего навязано. Если анализировать в себе эту диалектику желания, как это происходит – просто хочу. Ребёнок прибежал трёхлетний: «Я просто хочу конфету». Взрослый человек не должен так просто хотеть. Бывает, ему кажется, он что-то наденет на себя, и будет в такой машине, или при таких часах, или ещё что-то, или куда-то он пойдёт, или как-то. У него складывается некий образ, такая иллюзия, и ему кажется, что это круто или как-то соответствует некоему образу, он тогда чувствует себя вроде на высоте. В противном случае у него это всё низко опускается. Но это всё можно анализировать, и это всего лишь навязанные миром и внешним иллюзии, идолы. Что на самом деле нужно человеку каждому и в каждый момент его жизни, он может понять, если будет пытаться. Но, как белки в колесе, подсаживаются люди, и начинают бежать и крутиться. Почему много работать стало добродетелью? С какой это радости? Кто это сказал? Это социальная аксиома. Даже старушки приходят, говорят: «Исповедовалась 20 лет назад. Но я не грешила, я много работала» – «И чего? Осёл тоже много работал, и даже умер на этой работе за 20 лет. И что, он достиг святости некой этой работой?». То есть насколько социальные эти нормы вбиты в голову. Да, сказал апостол Павел: «Кто не работает, тот не ест», и плёл между делом корзинки, чтобы купить себе немного еды, но он не пытался с утра до ночи заработать кучу денег, чтобы потом вечером поваляться в сауне за каким-нибудь накрытым столом. Игра свеч не стоила. Так и тут. Человек решил, что ему нужна какая-то вещь, ему нужно что-то. Он работает, работает. Ему некогда ни в храм сходить, ему некогда читать, ему некогда общаться. Он говорит: «Ой, я так много работаю!». Я говорю: «Зачем тебе так много работать? Работай немного поменьше. Не помрёшь с голоду». Но утверждаться, добиваться и так далее, постоянно подпитывать своё стухающее эго. А ему надо: «Я зарабатываю, я везде при деле, я дело делаю, в конце концов. Да родина тебя не забудет, дорогой, и грамотой почтит твою жалкую жизнь». Что хочет от нас Бог, а не социум, партия, наши какие-то сослуживцы или наше внутреннее ненасытное я? А что хочет от нас Бог, каким он нас хочет видеть? Что будет в нас жить вечно? Не всё же подряд, не вся совокупность наших мыслей, ощущений. Не всё, как говорил апостол. Что-то очистится огнём, а что-то сгорит и не войдёт в вечность, поэтому с точки зрения вечности если оценивать свою жизнь, поступки, мысли, тогда будет более понятна система приоритетов. И всегда нужно помнить эту евангельскую притчу о четырёхчастном делении, как слово Божье и куда попадает. Конечно, редкий случай, как обычно, бывает, что люди в чистом виде соответствуют этой категории. Кто-то полностью добрая земля, кто-то полностью камень или придорожная канава. Но в большинстве, как правило, намешано всего. И понять, как это в тебе соединяется, как это смешано, с чем нужно бороться, с чем не нужно и так далее – вот наша задача, понимание себя под знаком слова Божьего. И тогда мы землю эту, своего сердца почву удобряем, и она становится всё более и более доброй землёй, готовой произращать плод. И, как говорилось в другой притче о талантах, один даст такой плод, другой больший, третий стократный и так далее, кому что дано, но даст плод этот, чего всем нам и желаю. Аминь. Поздравляю всех с воскресным днём, причастников с принятием святых Христовых тайн. Выслушаем благодарственные молитвы. Слава тебе, Боже, Слава тебе, Боже, Слава тебе, Боже.