Проповедь на новолетие

2 года назад о. Олег Комментарии к записи Проповедь на новолетие отключены

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа! Дорогие братья и сёстры, поздравляю всех с новолетием церковным, говоря проще, Новый год по церковному календарю издавна совершался 1 сентября по старому стилю, то есть, по юлианскому календарю, по которому Церковь совершает все свои богослужения, то есть, сегодня. Сегодня первое, и по григорианскому календарю, на который мы перешли в 20-е годы, 14-е сентября. Именно с этого дня начинается круг церковных богослужений, совершается память святых и так далее. Сохранилось это до школ и институтов. Всё переменили. Пётр Первый сделал Новый год 1 января. Ленин переставил календарь в соответствии с Западом, но учебные учреждения остались верны старым традициям, и продолжают всех обучать с 1 сентября, но только по новому календарю.

Что для нас помимо отсчёта очередного года, очередного круга богослужений? Это у нас такая веха, почему мы считаем годы, недели, дни рождения и так далее. Потому что время у нас очень структурировано. Вон, висит выдержка над свечами из апостола Павла, что время коротко, спешите делать добро. Вообще, коротко для любого человека, даже самого старого, под 100 лет, это всего лишь 10 раз по 10 лет, семь, шесть, пять, восемь раз по десятке. Исчезает, как пыль. Когда, конечно, смолоду смотришь вдаль, то оно кажется бесконечным, прообраз вечности, но когда смотришь вокруг и назад, то уже всё иначе. Так вот, христианство время структурировало, направив его от точки А в бесконечность, математический вектор. Образ античный, самый развитый из языческой культуры, время воспринимал в виде вечного возвращения, то есть, по кругу. Отсюда и выражение – «Ничто не ново под луной», «Всё повторяется», — это всё пережитки язычества. Тогда люди, действительно, были в глубокой духовной депрессии, потому что не надеялись ни на что, ни на какой прорыв, ни на какое будущее, ни на какое изменение. Дурная бесконечность. Это то, что было, то и будет опять, цикл замкнётся, и по новой, и по новой. В буддизме это карма, там ещё что-то, колесо какое-нибудь Сансары, всё крутится, крутится, крутится, и нет человеку выхода. И так человечество тысячу лет всё мучилось, пока, например, некоторые отчаявшиеся, настолько отчаялись люди, разуверились в традиционных религиях и стали проповедовать атеизм. Они так хотели спастись от этого. Впервые, наверное, за человеческую историю несколько десятков лет целая толпа людей, десятки миллионов называли себя атеистами. Им так хотелось верить в то, что ничего не повторится снова, и так они друг друга убеждали, и так они судорожно боролись с религией, уничтожали любые памятники архитектуры, всё, что угодно, уничтожали друг друга, рубили иконы. В экстазе бились с пеной у рта вчерашние крестьяне, крестьянки и работницы, воспитанные в благочестии и крещённые, потому что веру они в бесконечную жизнь со Христом или потеряли, или, скорее всего, не имели, как не имели, вообще, личной веры. Это, примерно, то же самое, что если бы советских граждан остановили бы человек 100, и спросили: «Ты, действительно, веришь в идеалы партии или так, ты тут ходишь и примазываешься к нам по демонстрациям?» Ответ очевиден. Если бы вам повезло, то, может быть, вы бы нашли одного на десять тысяч, действительно, убеждённого коммуниста. А так, все и я, они и мы, и туда и сюда.

Также было и с религией. Особенно, когда религия давала какой-то бонус. Конечно, мы сразу все за. Сейчас, хотя бы, хорошо, религия не даёт ничего, никаких преимуществ. Уже ты не будешь хвастаться, что ты лучше всех постился, или так долго молился, ты не будешь об этом рассказывать на работе с пеной у рта. И не даст тебе начальник за это грамоту, что ты такой благочестивый христианин, и справочку об исповеди у вас не потребует руководство, что было раньше. Справочка о благонадёжности выдавалась священником, и если кто-то из прихожан был не очень благочестив, то справочку батюшка не давал, а там уже вступал механизм гражданской власти и так далее.

Атеисты надеялись избежать. Посмотрите советские фильмы, вспомните лица советские. Сейчас у нас много таких динозавров, которые живут вокруг церкви и ни разу в неё не заходят, вся деревня. У них лица, как будто топором вырубленные в 20-е годы, так лаком покрытые и засохшие. В глазах что-то такое мутное. Человек чувствует, что что-то не кончается, но не хочет в это верить, от себя отбрасывает, отодвигает, о смерти он думать не хочет, о том он не хочет, ни о чём. Ладно, он не надеется на жизнь с Богом, но что-то подсказывает, что будет воздаяние, а тут ещё самые отъявленные оккультисты говорят про карму, говорят: «Эх, мужик, все те, кого ты обчистил, придут к тебе, и как Высоцкий пел – и будешь ты свиньёй иль баобабом тысячу лет, пока помрёшь». А так было хорошо, вроде так, рационально, материалистично жил человек, жил, скончался, воздали ему память, и всё, и он свободен, и, типа, нет его больше. То, что идея о том, что он не умер до конца, и с ним будет происходить дальше и дальше, это дурная бесконечность. Язычество от неё и спасло христианство, понимаете?

Евангелие – это в буквальном переводе «благая весть». О чём эта благая весть? Что Господь пришёл, соединился с человеком. Ну, пришёл и пришёл, а то, что он спас всех людей, избавил от этого, и открыл каждому путь уже не в рай, как говорится, потому что рая уже не будет, рай был раньше, а нас ждёт Царствие Божие, это нечто иное. Рай был до смерти и воскресения Христа, а Царствие Божие это то, что будет потом, то, что есть и было от века. Время наше, христианское, оно чёткое, оно стремится всё к меньшим и меньшим долям. Изобрели часы. Люди жили тысячелетиями без всяких часов – солнце встало, солнце село, крестьяне в животном ритме. Нет! Нам нужно время до секунды, уже до миллисекунды и так далее, потому что очень уплотняется это, и очень много значит, потому что ничего не повторяется. То, что происходит – то происходит, и всё имеет последствия даже в вечности, но оно не повторяется, поэтому и надо жить, как ты живёшь, то есть с максимальной отдачей. Не то, чтобы грешить по максимуму, а испытывать полноту бытия. Любовь нужно проявлять здесь и сейчас, не думая, что когда-то, когда ты будешь готов, ты кому-нибудь об этом скажешь, или у тебя ещё будет шанс. Когда ты думаешь о том, что у тебя будет шанс, у тебя его точно не будет, потому что Господь даёт шансы тем, кто не думал об этом. Когда уже твоё сознание зафиксировало возможность этого, это уже расчёт, а Бог в таком случае выступает, как объект манипуляции хитрого, заднего разума. Бог не хочет быть объектом наших манипуляций, он хочет быть нашим другом, он хочет, чтобы мы любили его, и в сердце своём общались с ним, а не использовали. Ведь никто не хочет, даже ни один человек не хочет, чтобы его использовали. И Господь не хочет, чтобы мы его использовали. То, дай мне денег, то дай мне здоровья, то дай мне ещё чего-то, пятого, десятого. Всё время – дай, дай, дай. Ну, да, как маленьких детей учат: «Ты попроси у боженьки, он тебе даст». Дети же расти должны, они же не всё время должны быть инфантильными, уже престарелые детишки.

Господь дал нам главное – он дал нам самого себя. Другой вопрос, что мы не знаем. Нам кажется, что у нас что-то отберут и будет конец света, или мы заболеем, и всё! Но Господь знает, если всё, то, как это? Всё, что не делается, всё к лучшему. Промысел Божий. Господь о нас заботится и сказано: «Волос не упадёт с головы человека без Его воли». Не то, чтобы это происходит помимо нашей воли. Мы свободны, мы можем отвергнуть Господа, мы можем, вообще, делать всё, что угодно. Но хотим ли мы этого? И так далее. Эта вся сложная диалектика душевная происходит в нас, наши чувства, страсти, эмоции, наш разум, наше понимание, наша вера, всё это сплетается, плюс наше тело с его потребностями, и так мы проходим отмеренный нам отрезок земной жизни. В этом глубокий смысл, но в этом и трагедия, потому что жизнь неповторима. Те, кто не выдерживал накала этой трагедии, пытались как-то смазать учениями о перевоплощениях и так далее, о повторениях, как я уже сказал. Ну, ничего, ничего. Когда люди расстаются, например, зная, что больше не увидятся. Не то, что они друг другу надоели, а на смерть, например. Как на войну уходит человек и 99%, что он не вернётся, и прощаются любящие, и когда истинно они прощаются, понимая, что, скорее всего, они не увидятся, они выдерживают эту трагедию, и так прощаются, как до конца этой жизни. Слабые души пытаются всё замазать: «Ничего-ничего, всё будет хорошо. Мы ещё увидимся. Этот ещё выздоровеет». Это советская манера – не говорить больным, что они больны. Человек уже лежит с 4-й степенью рака, а ему говорят: «Ничего, ты выздоровеешь, и ещё будешь с нами в теннис играть». Полное неуважение к человеку. Человек обязан знать, что с ним происходит и как, и он не дебил полный, он может выдержать. Не нужно этого. Эта ложь и манипуляция в крови у нас сидят. И все: «Ничего-ничего. Всё будет хорошо». Мы заговариваем себя и других. Нет! Трагедия – это есть, когда человек стоит перед своей трудностью бытия, смертью, болезнью или перед ещё чем-то, и смотрит этому прямо в лицо. Христианство нас именно так учит воспринимать мир, а не прятаться и бегать по норам. Поэтому, время для нас очень значимо, потому что оно наполнено смыслом, наполнена наша жизнь в такое экзистенциальное время нашего существования.

Поздравляю вас с началом ещё одного церковного года. Желаю, чтобы те скорби и трудности, которые выпадут на наш удел, мы переносили с христианским смирением и благодарили Бога, потому что выше сил Господь не даёт никогда. С другой стороны, чтобы мы учились всё больше и больше любить Бога и ближнего, чтобы мы открывали всё больше свою душу, потому что время коротко, и никто не знает, когда будет перерезана нить его жизни. Как говорят: за гробом покаяния не бывает. Время изменения – это время сейчас нам данное. И будем использовать его во благо себе и во славу Божию. Аминь.