Правда о Благодатном огне

2 недели назад Симеон 0

Существует две точки зрения на чудо возникновения Благодатного огня: либо оно есть, либо его нет.

Архиепископ Благовещенский и Тындинский Гавриил был секретарём Русской Духовной Миссии в Иерусалиме тогда ещё в сане иеродиакона:

— Вы видели, как сходит Пасхальный огонь?
— Да, я видел два раза. Тогда ещё был жив архиепископ Антоний (Завгородний). И когда в Великую Субботу Патриарх вышел с Благодатным огнём, мы не стали от него зажигать, а быстро, вместе с владыкой Антонием, нырнули в Кувуклию Гроба Господня. Один грек забежал, владыка и я, и мы увидели в Гробе Господнем синего, небесного цвета огонь, мы брали его руками и умывались им. Какие-то доли секунды он не жёг, но потом уже приобретал силу, и мы зажигали свечи.
— Огонь прямо на этом камне горит?
— На камне, и все лампады горят, и весь камень покрыт огнём.
А миру это всё равно! Как вы думаете, почему так получается, что люди так мало внимания уделяют этому ежегодному чуду?
Это надо видеть! Я тоже, если бы не видел, сомневался. Но я увидел сам, горит огонь, и мы умываемся. Сплошной камень, мрамор, и весь покрыт огнём. Ни копоти нет, ничего, просто горит огонь и всё (Алексей Сагань «Беседа с епископом Благовещенским Гавриилом. Святая земля, Благодатный огонь»).

«В противоположность полной бездоказательности утверждений скептиков, чудо схождения Благодатного огня является ежегодно наблюдаемым фактом. Каждый год несколько тысяч присутствующих в храме Гроба Господня видят: в Кувуклию, которая была проверена и запечатана, вошел с пучком свечей патриарх, одежды которого были специально осмотрены. Из нее он вышел с горящим факелом из 33 свечей» — пишет о событии сайт blagogon.ru.

Фото: ТАСС, Станислав Красильников

Кстати, перечитывая эти слова, возникает естественный вопрос: зачем и для кого запечатывают Кувуклию. Как мы знаем, израильский полицейский лишь охраняет патриарха, но не прикасается к нему. Разоблачают патриарха перед входом его родные диакона — то есть делают именно и только то, что они делают при встрече архиерея в начале каждой архиерейской литургии.

«А дело в том, что эта лампада – величайший из фокусов, устроенных первыми поколениями; я разъясню его тебе и открою тайну. Дело в том, что в вершине купола есть железная шкатулка, соединенная с цепью, на которой подвешена. Она укреплена в самом своде купола, и ее не видит никто, кроме этого монаха. На этой цепи и есть шкатулка, внутри которой пустота. А когда наступает вечер субботы света, монах поднимается к шкатулке и кладет в нее серу наподобие “санбусека”, а под ней огонь, рассчитанный до того часа, когда ему нужно нисхождение света. Цепь он смазывает маслом бальзамового дерева, и когда наступает время, огонь зажигает состав в месте соединения цепи с этой прикрепленной шкатулкой. Бальзамовое масло собирается в этой точке и начинает течь по цепи, спускаясь к лампаде. Огонь касается фитиля лампады, а он раньше бывает насыщен бальзамовым маслом, и зажигает его» — опровергает это мнение востоковед И. Ю. Крачковский «Благодатный огонь» по рассказу ал-Бируни и других мусульманских писателей X–XIII вв. // Христианский Восток. Пг., 1915. Т. 3. Вып. 3).

О том же пишет епископ Порфирий (Успенский): «Наместники петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн» (Еп. Порфирий. Книга бытия моего, СПб, 1896. Том 3. сс. 300-301).

Армянская Церковь вообще официально не утверждает о чудесности зажигания огня. Армянский священник пишет: «When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire. «In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted. Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem«.  То есть — о зажигалке.

И более того:

На вопрос о том, почему патриарх Ириней говорит о чудесном возгорании огня, Феофан ответил:
«Станешь ли ты рассказывать шестилетнему ребенку всё, что знаешь об этой жизни? Нет, он сам мало-помалу узнает об этом. Также и с Дедом Морозом (Father Christmas), также и со святым Огнём»… «Когда я попал в Иерусалим, конечно, более всего ожидал этого Чуда. И едва только хоть малость сблизился с греческими монахами из местной патриархии, ещё задолго до Пасхи стал умолять их – как свершается Чудо… В ответ же греки крутили пальцем у виска: это только вы, русские считаете, что это чудо!».

Для меня удивительным является другое. Ведь ещё святитель Игнатий Брянчанинов настойчиво предупреждал о гибельности легковерия чудесам и искания их:

«С течением времени, с постепенным ослаблением христианства и повреждением нравственности знаменоносные мужи умаля́лись. Наконец, они иссякли оконча́тельно. Между тем люди, потеряв благоговение и уважение ко всему священному, потеряв смирение, признающее себя недостойным не только совершать знаме́ния, но и видеть их, жаждут чудес более, нежели когда-либо. Люди, в упоении самомнением, самонадеянностью, невежеством, стремятся неразборчиво, опрометчиво, смело ко всему чудесному, не отказываются сами быть участниками в совершении чудес, решаются на это, нисколько не задумываясь. Такое направление опасно более, нежели когда-либо. Мы приближаемся постепенно к тому времени, в которое должно открыться обширное зрелище многочисленных и поразительных ложных чудес, чтобы увлечь в погибель тех несчастных питомцев плотского мудрования, которые будут обольщены и обмануты этими чудесами» (Еп. Игнатий. Творения. СПб., 1905. Т. 4, с. 323–324).

Профессор МДАиС Алексей Ильич Осипов пишет: «В связи с этим необходимо заметить, что одним из важнейших признаков истинного чуда является святая жизнь того, через кого оно совершается. Поэтому, нужно крайне осторожно относиться к любым необычным явлениям и не спешить принимать их за чудо Божье, пока нет возможности удостовериться в характере происшедшего и духовной целостности совершителя (см., напр., у св. Игнатия Брянчанинова «О чудесах и знамениях», т. IV). Могут быть исключения, когда истинное чудо совершается и через посредство грешного человека, или даже животного (напр., библейский случай с ослицей Валаама), если ещё сохранятся способность к покаянию у тех, с которыми или перед лицом которых происходит чудо. Поэтому чудеса совершаются и в неправославной среде, и до настоящего времени, «ибо Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4).

Однако, в 2010 году Иерусалимский Патриарх снова заявил о Благодатном огне, упомянув слова ceremony и mystery вместо простого и столь ожидаемого miracle.

Диакон Андрей Кураев

Диакон и богослов Андрей Кураев комментирует новость:

«И по сути это повторение того, что он говорил нам в 2008 году:

— Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.

— Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской церкви. Эта церемония благодатного огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония благодатного огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) — как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.

Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие, как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять огонь от патриарха.

Теперь вторая часть вашего вопроса. Это, собственно, о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает святое причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии святого огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники, или миряне, или мирянки, — у каждого свой непередаваемый опыт.

17 апреля 2008 на своем (тогда) форуме я поместил свой пересказ этой речи, сопроводив выводом:
«Ни слова «чудо», ни слова «схождение» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».

Вполне возможно, что данное представление существует в рамках классического трактования любой литургии. Ведь выход священника с Евангелием на малом входе представляет собой выход Спасителя на проповедь. Той же природы омовение ног патриархом в Великий Четверг. Аналогичны вынос и погребение Плащаницы и пасхальный крестный ход, символизирующей шествие жен-мироносиц к Живоносному Гробу. Впрочем, есть одна оговорка: чудеса бывают внешними — воскрешение мёртвого, прекращение бури, исцеление неизлечимого; и внутренними — нравственное перерождение, неожиданное возникновение твёрдой веры в Бога и т. д. Внутренних чудес ещё никто не отменял.

Эти слова подтверждают и сами ощущения Благодатного огня. «На Пасху народ стал развлекаться и проверять — жжётся или нет. Ну, про людей незнакомых — ничего не буду говорить. Мне жглось. А вот моя дочь держала руку в огне и ей не жглось. Как к этому относиться? Лично моё мнение — каждому по вере. Про себя-то я всё знаю, а за дочку порадовался. Это и есть чудеса Господни. Маленькие и незаметные» — написал в ленте мой знакомый.