Патриаршие застолья

1 год назад Симеон Комментарии к записи Патриаршие застолья отключены
Рафаил Заборовский. Портрет II половины XIX века

«Правительство Ростовской области отменило две заявки общей стоимостью 450 тысяч рублей на сайте госзакупок. Конкурс должен был определить победителя, который накормит патриарха Кирилла и еще 160 человек, прибывающих на Дон 14 октября для участия в конгрессе казаков. Две заявки — одна на 200 тысяч рублей, вторая — на 250 тысяч рублей, появились на сайте госзакупок 4 октября» — так отреагировал диакон Андрей Кураев на один из патриарших банкетов.

«Целая армия официантов и прислуг готова обслуживать Пархаева и гостей. Вообще программа тусовки такая: утром мы в ХХС, Пархаев кушает и стоит службу. Службу будет вести сам патрик Кирилл (вообще он по паспорту Гундяев Владимир Михайлович)… А это стол операторов и фотографов. Нам перепали сардельки и семга. Скажу что такой нежной семги я нигде еще не пробывал. Для служителей Бога все самое лучшее» — написал в своё время об одном банкете бывший сотрудник «Софрино», по совместительству фотограф, Дамир Шавалеев.

Может быть, кому-нибудь покажется забавным, но такие истории Церковь знала давно, и они описаны в летописях и книгах. «Канарсерт, марципаны, балык, булки и другие блюда, которыми угощался славный киевский митрополит Рафаил Заборовский» — писал об аналогичном событии PressReader. Читатель также узнает о пряной водке, корне для мёда, токайском вине и рыбе с шафраном.

Читая весьма любопытную книгу под названием «Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине ХVІІ века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским» можно подивиться, как описывает автор один из обычных обедов, данных молдавским господарем:

«Вслед за тем он вышел вместе с нашим владыкой в передний диван к царской трапезе, убранной золотыми и серебряными блюдами и такими же ложками и вилками. Господарь сел в кресла, обитые бархатом, с серебряно-вызолоченными гвоздями, и для нашего владыки патриарха было поставлено другое кресло в правую его руку. Владыка благословил трапезу и господаря и, взяв ломоть хлеба и обмакнув в кушанье, встал, причем встали и все присутствовавшее вельможи, и выразил господарю благопожелания, как принято в подобных случаях, после чего все сели. Все блюда были накрыты такими же блюдами, пока не принялись за еду; тогда их сняли: у них такой обычай, что блюда к столу подают покрытыми. Ашджи, или великий келарь, он же таббах-баши, всякий раз как слуги вносили блюда, каждое подавал господарю, снимая крышку; если оно нравилось господарю, то ставил пред ним безмолвно и, взяв вилку, проходил ею по всему блюду и отведывал кушанье; потом подносил другое блюдо. Если же оно не нравилось, то господарь поднимал глаза, (Откинуть назад голову и приподнять брови – обычный знак отрицания на юге (в Греции и пр.).) и тот убирал и ставил блюдо под стол. По левую руку господаря стоял слуга в красивой одежде; он брал некоторые блюда и ставил их пред самым господарем; другой слуга брал его хрустальный в серебряной оправе кубок и, поставив на его место другой, вытирал и приносил обратно. Силяхдар, или великий спафарий, (Главный начальник войска.) все время стоял по правую руку господаря с короной, осыпанной драгоценными камнями, опоясанный мечом и держа в руке царский скипетр. Виночерпий со своими подручными также стоял близ него, имея перед собою высокий деревянный сосуд с водой на трех ножках, в коем находились стеклянные бутылки разноцветным вином, водкой и пивом; подле стояла скамья, покрытая белою скатертью, на которой были расставлены хрустальные кубки и серебряные и фарфоровый чаши. Виночерпий подавал пить господарю и патриарху из одного и того же кубка, и всякий раз как они пили, все присутствующие вставали. Прочие пили из других кубков и другое вино. Поднося господарю чашу, виночерпий всякий раз отведывал из нее и потом подавал. Остальные сановники, по назначению, находились тут же, а бостанджии (привратники) стояли подле господаря с серебряными жезлами. После нескольких рюмок вина, он выпивал чашу пива, как напиток прохладительный. Всякий раз как он осушал рюмку, виночерпий клал ее в воду и подавал другую. Где сидит господарь, или его сын, или домина, или кто-либо из придворных сановников, как в Молдавии, так и в Валахии и в земле казаков, непременно над его головой стоит икона с пеленою и с горящею постоянно пред ней свечой. Что касается меня, то я, держа посох, стоял некоторое время насупротив нашего владыки вместе со своими товарищами и придворными священниками и дьяконами. Его высочество господарь дал знак глазами бостанджию, который отвел нас в буфетную, где мы пообедали, а посох отдал держать на это время одному из придворных (певчих) мальчиков. (В подлиннике: «дети (или мальчики) казны».) Потом я возвратился и взял посох. Беспрестанно подавались многочисленные блюда, а поданные раньше уносились, и так было до самого вечера, когда наконец встали из-за стола и прочли послеобеденную молитву. Патриарх благословил господаря, простился и вернулся в карете в монастырь».

Кадр фильма из «Иван Васильевич меняет профессию»

«Трапеза высшего духовенства Руси, конечно, отличалась от стола монастырской братии, но подчинялась тем же церковным уложениям» — повествует о тех временах статья «Столовая книга патриарха Филарета Никитича». И далее собственно о церковных уложениях:

Роспись его кушаний (1623 г.) характеризует стол высшего духовенства, строго подчиняющегося церковным канонам. В перечне блюд патриарха и старцев упомянуты: капуста крошеная, горох зобанец (сваренный нешелушеный), капуста студеная, огурцы соленые, капуста гретая, щи простые, грибы целиком и тяпоные (рубленые), репа вареная ломтиками без масла, лапша гороховая с перцем, капуста гретая с соком (маковым молочком), щи свежие простые с перцем, капуста пареная с маслом, горошек-хлебанец без масла, лапша и другие простые блюда, скорее характерные для простонародной пищи. Лишь в столе больших праздников подавались: икра паюсная, судаки паровые, щи с забелой да с яйцами, щуки живые в ухе, звено осетрины, семужины и лососины, сельди паровые, щука «невеликая колодкой», стерлядина свежепросоленная, осетрина свежая, сельди под взваром, блюда из леща, стерляди, оберетки лососины, сиги, ладога, стерлядь верченая, уха из щук, лещей, стерляди, отварная голова лососины и осетрины, ладога, щи со снетками, вязига вареная.

Десертом служили мазюни (сладкое блюдо из редьки), винные ягоды на рожинках (вяленые на лучинках)…

В Страстную неделю было сухоеденье и подавалась капуста крошеная, горох-зобанец, мазюни, греночки, ягоды винные на рожинках, а старцам — горох-зобанец, капуста студеная, огурцы. Подавали на Страстной неделе и вареные блюда без масла: капусту гретую, щи простые, горошек-хлебанец, лапшу гороховую, грибки целиком, грибки тяпоные, репу вареную ломтиками.

В мясоед, особенно когда патриарх обедал с государем, стол был богатый: икра паюсная, судаки паровые, щи с за-белой и яйцами, щука в ухе, осетрина, семга. В эти дни был богатый и ужин, но, конечно, без мясных блюд: икра, сельди паровые, щука, лещ и окуни в ухе, лососина малосольная, осетрина свежая, небольшая щука (большие щуки не ценились), сиги, ладога бочоночная (соленая), стерлядь свежепросоленная. Подавались пирожки с вязигой. Вместе с патриархом обедали и старцы. Их трапеза была беднее, но достаточно сытной. Так, на 10 человек было подано 3 блюда икры астраханской, щи с яйцом, 3 судака паровых, 3 щуки в ухе, 3 звена семги».

«Свв. Патриархи Гермоген и Иов совершают Покаянный чин в Успенском соборе Московского Кремля в 1607 г.». Наталья Климова. Иллюстрация к книге «Жития святых для детей. Святые мужи»

А. В. Карташев, в своих «Очерках по истории Русской Церкви» так описывает наречение в патриархи:

Царь вручил Иову, как всегда полагалось по ритуалу, подлинный посох м. Петра, украшенный особым парадным одеянием. Все епископы приветствовали Иова, а певчие пели «ис полла эти, деспота» и «многая лета». Иов ответил царю речью по традиционному тексту. Затем собор многолетствовал царя, и певчие пели царю многолетие. Затем шло многолетие вселенскому патр. Иеремии. И оба патриарха благословляли всех на четыре стороны.
Царь ушел к себе, а все духовенство прошло в патриаршую белую палату в ожидании приглашения к царскому столу. За патриархами посланы были украшенные сани с серыми конями в богатой сбруе. За санями пошли иерархи и все светские чины. Сам царь вышел встречать патриархов в сени и принял от них благословение. Столы были накрыты в Золотой Подписной Палате. В числе гостей были и послы Иверии (Грузии), бывшие тогда в Москве с очередной просьбой принять грузин под Московский протекторат. (Эти просьбы длились два века, пока Россия конца ХVIII и нач. ХIХ в. наконец смогла это сделать). Парад был первоклассный. Греков поразило богатство сервировки. Вся золотая посуда, кубки с дорогими европейскими винами. Арсений Элассонский пишет: «за этой богатой трапезой не было и не видел я какого-либо серебряного или медного сосуда, но все сосуды этого стола были золотые: блюда, кубки, стаканы, чаши, подсвечники — все вообще из золота». Певчие пели духовные стихи.

М. И. Пыляев, русский писатель и журналист, собиравший занимательные истории и анекдоты о петербургской жизни XVIII—первой половины XIX веков, в своей книге «Старое житье. Очерки и рассказы» так описывает застолье 1671 года:

Во время стола 1671 года патриарх подносил великому государю «домового кушанья в три статьи по четыре ествы. Первая статья: щука паровая живая, лещ паровой живой, стерлядь паровая живая, спина белорыбицы; вторая статья: оладья, тельная живой рыбы, уха щучья живой рыбы, пирог с телом живой рыбы; третья статья: щуки голова живая, полголовы осетрей живой, тешка белужья; питья подносили: ренское, да романею, да бастр».
Постные яства у нас в старину были, как и теперь, разные: в иные дни позволялось есть рыбу, а в другие — нет. Так, «в среду первой недели Великого поста (1667 года) святейшему патриарху готовлено кушанья: хлебца четь, папошник, взвар сладкий с пшеном и с ягоды, с перцем да с шафраном, хрен, греночки, капуста топаная холодная, горошек зобанец холодный, киселек клюковный с медом, кашка терта с маковым сочком и проч.
Того же дня было к патриарху прислано: кубок романеи, кубок ренского, кубок мальвазии, хлебец крупичатый, полоса арбузная, горшочек патоки с имбирем, горшочек мазули с имбирем, три шишки ядер».

Отметим, что как минимум в половине описанных случаев речь идёт не о каждодневных обедах, а об особенных приёмах в честь проходящих праздничных событий.

В заголовке использована фотография Дамира Шавалеева.