О современной канонизации

2 года назад Симеон Комментарии к записи О современной канонизации отключены

Весь церковный народ принимает участие в спорах, касающихся останков царской семьи. Отвлечёмся ненадолго от них и рассмотрим другие примеры возможной канонизации. Как известно, у нас существует «Синодальная комиссия по канонизации святых», исследующая образ жизни потенциальных кандидатов на канонизацию и принимающая решение о канонизации в случае соответствия жизни кандидатов определённым условиям. Отдельно оговорюсь, во избежание споров, что канонизация святых имеет значение только в нашей жизни, православных христиан — гораздо большее количество святых служителей, затворников, благоверных князей и мучеников за веру прославлены у Бога, а не в нашем, земном мире. Также сообщу, что дальнейшие рассуждения, во-первых, не претендуют на объективность, во-вторых, не имеют никакого значения для самой канонизации: я в эту самую комиссию не вхожу. Тем не менее, я хотел бы высказать мнение по двум последним громким предложениям о канонизации наших современников.

Первое мнение — по поводу солдата Евгения Родионова, принявшем мученическую смерть в плену 23 мая 1996 года. Ходят очень много слухов о будущей канонизации солдата, однако на этот счёт хорошо написал прот. Александр Шмеман:

«Смерть свою мученик видит не приращением капитала добрых дел, которым впоследствии может распорядиться Церковь, но жертвой любви и хвалы; ему дана фантастическая привилегия соединиться с Христом в смерти, которая не есть случайность, но кульминация жизни, переполненной через край».

Мне кажется, именно это утверждение стало причиной отказа «Синодальной комиссии по канонизации Русской Православной Церкви» в канонизации — «по причинам отсутствия достоверных сведений о мученической в церковном смысле кончине и о том, что Родионов вёл сознательную церковную жизнь» (см. ссылку выше). Тем не менее, уверен, что если таковое произошло, безусловно Евгений приобрёл мученический венец и находится в одной из множества обителей Отца нашего Небесного.

Мнение по второму вопросу пришлось озвучивать мне вчера: оно касается смерти известного священника о. Даниила (Сысоева), убитого неустановленным лицом в храме при исполнении священнослужебных обязанностей.
Ряд православных христиан ожидают его канонизации, и мне довелось просмотреть несколько видеоотрывков с высказываниями о.Даниила, но закончил я просмотр после того, как о.Даниил назвал А. И. Осипова лжеучителем и еретиком. Дело тут не в моём личном отношении к уважаемому профессору (я с ним тоже не согласен по ряду вопросов), а в отношении о. Даниила к словам Христа: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18:15).

Никаких свидетельств относительно того, что о.Даниил обвинял Алексея Ильича лично, мной найдено не было, но мне рекомендовали книгу «Неизвестный Даниил», где будто бы присутствуют ответы на мои вопросы. Позже я ознакомился с книгой, но так и не получил ответа на свой вопрос. В книге «Неизвестный Даниил» имя А. И. Осипова упоминается трижды, и вовсе не в контексте обвинения о. Даниилом Алексея Ильича. Первое воспоминание — иерея Владимира Стасюка, который пишет:

«Но на общих лекциях присутствовал весь курс, там я и обратил внимание на будущего отца Даниила, потому что он очень любил спорить с преподавателями, в частности, с профессором А.И. Осиповым, который вёл у нас основное богословие».

Речь идёт о Московской духовной семинарии, но из этого никак не следует, что спор происходил именно на тему лжеучения. Студенты задают множество вопросов своему преподавателю и как правило, в одобрительном тоне, поскольку их собственная позиция ещё не утвердилась. Второе воспоминание — протоиерея Михаила Щепеткова, который пишет:

«он очень любил беседовать со всеми, спорить, часто вступал в дискуссии с администрацией и преподавателями (особенно с известным профессором А. И. Осиповым), причём, дискуссии очень длительные, прямо во время лекций, за что его даже иногда наказывали».

Никаких выводов опять же, из этой фразы не следует, кроме тех, что преподаватели наказывали будущего отца за непослушание. И третье упоминание иерея Алексея Лымарева просто сообщает, что о.Даниил, действительно, был знаком с известным профессором:

«Даниил уже тогда ходил слушать А. И. Осипова и других известных богословов. Он лично их знал, лично уже освоил тот материал, с которым мы только-только знакомились. Потому слушать лекции ему было неинтересно…».

Я даже немного расстроился, поскольку о. Даниил именно благодаря этим цитатам представился не в самом радужном свете: выходило, что он имел страсть спорить, его наказывали за непослушание, и слушать лекции ему было неинтересно. Впрочем, опять же: эти утверждения относятся больше к его юности, и мы ничего не знаем о покаянии в последующем. Одно несомненно: о. Даниил был незаурядной личностью.

В завершение хочу сказать, что разумеется, окончательные точки в спорах расставит комиссия, уполномоченная заниматься данными вопросами.