О демонах и чертях

1 год назад Симеон Комментарии к записи О демонах и чертях отключены

«Так вот, представляете, самый маленький, ничтожный бесёнок знает о Православии гораздо больше нас с вами. Он постится, то есть ничего не ест и не пьёт. Знает все каноны, всё Евангелие, все молитвы. Знает всю историю Православия, все догматы — лучше, чем все богословы мира вместе взятые. Так что же, его теперь считать православным? — Нет, говорят, — не очень-то он на православного и похож. Чёрный какой-то и лохматый».

Выдержка из лекции А. И. Осипова

На самом деле, сейчас мы перевернём ваше мнение и о демонах, и о чертях. Дело в том, что в православной народной мифологии сложились особые представления о внешнем виде чертей, так как черти — злые духи. В представлениях о чёрте сохранились остатки индоевропейской мифологии, с наложением более позднего христианского представления, что все языческие божества являются демонами и олицетворяют зло, и смешались с иудеохристианскими представлениями о дьяволе (и падших ангелах). В христианских представлениях о чёрте прослеживается сходство с греческим Паном — покровителем скотоводства, духом полей и лесов, и Велесом (Вяльном, прибалт.). Однако православный чёрт, в отличие от своих языческих прототипов, не является покровителем скотоводства, а является исключительно вредителем людям. Черти в поверьях принимают вид животных из старого культа — козлов, волков, псов, иногда воронов, змей и т. д., то есть черти имели в целом человекоподобную внешность с добавлением некоторых фантастических деталей. Наиболее распространённый облик имеет рога, хвост и козлиные копыта, шерсть, реже свиной пятачок, когти, крылья летучей мыши и т. п., при этом нередко их описывают с горящими как угли глазами. В таком виде мы наблюдаем чертей на многочисленных иконах и фресках как в Западной, так и в Восточной Европе. В православной же агиографической литературе черти описываются преимущественно в виде эфиопов.

Сразу вспоминается анекдот: «Однажды русский священник был направлен с визитом в Африку, в Александрийский Патриархат. После официальных встреч и переговоров батюшке предложили поехать в Кению, в один из местных приходов на престольный праздник. Кенийский приход, естественно, был сплошь негритянским. Во время службы настоятель предложил нашему батюшке произнести несколько возгласов. Когда священник появился на амвоне, певчие прекратили петь, а прихожане настороженно замерли. Наконец, настоятель понял, что случилось что-то неладное, вышел на амвон, всмотрелся в лица прихожан и всё понял.

— Братья, не смущайтесь, что нынче нам сослужает белый! — произнёс кениец. — Это русский! Поверьте, его душа такая же чёрная, как и у нас!«.

Сами по себе изображения демонов и чертей не являются для христиан неприемлемым. Например, по эдикту халифа Мутаккавиля (на престоле с 847 г.), «…были написаны снаружи на дверях у всех христиан изображения демонов, кривляющихся и ругающихся». Христиане смутились: могут ли они жить в жилищах, помеченных такой печатью? «Спросили же Философа, говоря: «Можешь ли понять, Философ, что означают эти знаки?» Он же сказал: «Вижу изображения демонов и думаю, что внутри здесь живут христиане: они же не могут с ними жить и бегут от них вон. А где нет этих знаков снаружи, с теми они пребывают внутри» (Житие Константина Философа, 6 // Сказания о начале славянской письменности. М., 1981, с.75).

Ещё больше читатель удивится, когда узнает, что демоны могут играть роль и ангелов. Так, Эви Немет (Evi Nemeth), известный инженер, писатель и преподаватель, входящий в число апологетов операционной системы FreeBSD (логотипом которого является Beastie, the BSD Daemon, писала:

Многие ставят знак равенства между словами «даемон» и «демон», полагая, что имеется некая сатанинская связь между UNIX и потусторонним миром. Это говорит о полном непонимании происходящего. «Даемон» — это очень древняя форма «демона»; даемоны не

Логотип FreeBSD на футболке

имеют никакого отношения к категориям божественного или дьявольского, хотя употребляются для описания характеристики некой персоны. Древнегреческая идея «личного даемона» похожа на современную концепцию «ангела-хранителя» — «eudaemonia», в которой предполагается помощь или защита некоего духа.

Казалось бы, возразить можно сразу. Подобного рода «помощники», в т. ч. языческие боги, в православном мировоззрении означают, как правило, бесов. Что за «древнегреческая идея «личного даемона»? Но оказывается, не всё так просто.

«Даемон» и «демон» — это разные варианты транслитерации греческого слова δαιμων и ничего более. У данного слова в греческом языке есть два значения — и они зависят от греческого диалекта, контекста и прочего. Это «божественное вообще» («бог», «богиня», «обожествляться») и «божественное злое» (злой дух, нечистая сила — и в классической литературе тоже, не только в христианской). Сократ, когда говорил, что им руководит божественное начало, использовал именно это слово. Слова типа ευ-δαιμονια (счастье) встречается и у христианских писателей — не пренебрегали этим словом из классического греческого. А в самом Писании есть такой контекст:

Σταθεὶς δὲ [ὁ] Παῦλος ἐν μέσῳ τοῦ Ἀρείου Πάγου ἔφη, Ἄνδρες Ἀθηναῖοι, κατὰ πάντα ὡς δεισιδαιμονεστέρους ὑμᾶς θεωρῶ·
22 И, став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны. (Деян. 17:22).

Апостол Павел использует слово δεισι-δαιμονια («диси-демония») означающее «богобоязненность», «благочестие» (впрочем, и суеверный страх тоже). Вообще, в классической литературе слово «демон» очень часто означало божественность; возможно, отрицательную семантику такое слово получило из-за того, что о божественном всегда мыслится как о максимальном, предельном. «Я как-то его искал по базе греческих текстов и встречал его в одном из текстов свт. Иоанна Златоуста, в котором тот рассказывал о своем учителе в Афинах, который был чрезвычайно набожным язычником и в одной из своих речей тот восторгался христианскими женщинами. мол, он такой набожный язычник, не любящий христианства, но не мог удержаться от комплиментов благочестивым христианкам» — написал мне автор блога agias_grafas.

И, наконец, в современном мире эвдемонизм (греч. ευδαιμονία — процветание, блаженство, счастье) — «этическое направление, признающее критерием нравственности и основой поведения человека его стремление к достижению счастья». Так что, это значение ещё живо, причём в совершенно разных смыслах.