Георгий Эдельштейн об историке Дмитриеве

2 года назад Симеон Комментарии к записи Георгий Эдельштейн об историке Дмитриеве отключены

Протоиерей Георгий Эдельштейн записал видеообращение в защиту председателя карельского отделения «Мемориала», историка Юрия Дмитриева.

Дмитриев Юрий Алексеевич

Дмитриев Юрий Алексеевич родился 28 января 1956 года, проживает в г. Петрозаводск, историк, поисковик и исследователь мест захоронений жертв политических репрессий, председатель Карельского отделения Российского общества «Мемориал», член Комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при Правительстве Республики Карелия. Обвиняется по п. «в» ч. 2 ст. 242.2 («Использование несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, в целях изготовления порнографических материалов»), ст. 135 в редакции Федеральных Законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 21.07.2004 № 73-ФЗ («Развратные действия без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста»), ч. 3 ст. 135 в редакции Федерального Закона от 27.12.2009 № 377-ФЗ («Развратные действия без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего двенадцатилетнего возраста»), ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение основных частей огнестрельного оружия»). Под стражей с 13 декабря 2016 года.
Уголовное дело является политически мотивированным, направленным на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности Юрия Дмитриева и его коллег. Лишение свободы было применено к обвиняемому при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство — пишет о нём сайт «Правозащитного центра».

В защиту Дмитриева уже высказались Ирина Захаровна Сурат — российский филолог, критик, исследователь русской литературы, пушкинист, музыкант Леонид Федоров, историк Андрей Борисович Зубов, журналист, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, зам. гендиректора РГБ Наталья Самойленко, журналист Андрей Архангельский, известный бард, композитор, участник диссидентского движения в СССР, лауреат премии «Поэт» (2015) и премии Московской хельсинкской группы в области защиты прав человека Юлий Ким, директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский, историк, член-корреспондент РАН Павел Уваров, драматург, поэт Александр Гельман, журналист, драматург Михаил Калужский, журналист, журналист, писатель Алла Боссарт, писатель Ольга Бешлей, Актер Евгений Стычкин, политолог Кирилл Рогов, историк, составитель книг памяти Анатолий Разумов, режиссёр театра и кино Владимир Мирзоев, поэт, филолог, переводчик Ольга Седакова, журналист, историк Сергей Медведев, лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич, историк Павел Кудюкин, автор книги «ГУЛАГ» Энн Аппельбаум, директор Дома-музея Б. Пастернака Ирина Ерисанова, литературовед, писатель, член Европейской академии Мариэтта Омаровна Чудакова, журналист, филолог, переводчик Николай Эппле, историк, профессор Йельского университета Тимоти Снайдер, британский историк Энтони Бивор, профессор Европейского университета Виадрина, автор книги «Террор и мечта. Москва 1937» Карл Шлегель, исполнительный директор Фонда осмысления диктатуры СЕПГ Анна Камински, а также более 1500 человек.

Большую часть видео отец Георгий с болью проводит параллель со своим сыном. Об этом уже писало РИА «Новости»:

«Люди, которым полагается следить, предупредили его раз, второй. А потом пришли на занятия, порвали книжки, тетради, поломали магнитофоны. А потом его посадили — якобы нашли в доме наркотики: спичечную коробочку, а в ней — какие-то камушки», — вспоминает отец Георгий.

На суде адвокат Юлия под протокол заставил оперативников, которые «нашли» у него запрещенное вещество, несколько раз повторить, что они нашли его на подоконнике. Затем он попросил суд прервать заседание и посетить квартиру. Подоконника в квартире не оказалось! Но даже это не спасло: за хранение наркотиков без цели сбыта Юлий получил три года сибирских лагерей.

«Он мог, как отец Димитрий или другие, покаяться — его бы отпустили. Но ни на какие уступки следствию он не пошел. Получил срок. Посидел в Бутырках. Потом пересыльная Краснопресненская. А потом — на лесоповал», — с гордостью рассказывает о сыне священник.